«Служить Церкви — всегда жертва»

Предстоятеля Украинской Православной Церкви Блаженнейшего Митрополита Владимира религиозный мир знает как выдающегося богослова современности. Его научные труды обширны и разнообразны по своей направленности, в них находят отображение все важнейшие области богословской мысли.

Кроме работ на конкретную тематику, научные взгляды Митрополита Владимира воплощены в обширном гомилетическом наследии и многочисленных выступлениях в средствах массовой информации.

Ценность богословия Владыки для современного читателя объясняется сочетанием строго православного традиционализма с евангельской динамичной открытостью к животрепещущим проблемам общества, что делает научное наследие актуальным и востребованным, в том числе в секуляризованном мире.

Тринитарные воззрения Блаженнейшего основаны на святоотеческом предании о Божественной природе и Личности

Учение о Боге и Его сущности в богословии Митрополита Владимира выражено очень ясно: «Творец Вселенной Бог есть Бог мира. Он есть полнота бытия. Полнота бытия Божья выражается в бесчисленности и неизмеримости Божественных свойств Его вечного святого существа» [2, 7].

Христианское учение свидетельствует о Боге как о Единой и Нераздельной Святой Троице. «Живоначальная Троица, – пишет Блаженнейший Владыка, – самая величайшая тайна. Святая Церковь учит нас, исходя из Откровения Божьего, что Бог – Един сущностью и Троичен в лицах. Ипостаси Святой Троицы не сливаются и не разделяются, и эта догматическая истина является основой христианской веры. Отец, Сын и Святой Дух есть единый Бог, потому что Лица Святой Троицы имеют единое, нераздельное, в равной степени проявляющееся Божественное существо. Единство Лиц Святой Троицы происходит не только от единства Божественной природы, но и от Божественного святого согласия между Ними. Святая Троица – это три ума, три воли, три источника чувств, но действуют они как единый Божественный ум, как единая воля, и нет в них разделения. Святая Троица – источник единения, мира и любви» [2, 8-9].
 
Космология Владыки исходит из библейского повествования о шестидневном творении

«Бог даровал высокое положение человеку как образу и подобию Его, как царю и правителю над неразумной тварью» (Быт. 1, 26) [2, 11]. О первых людях и их жизни в раю Митрополит Владимир замечает: «Адам и жена его осознавали, что созданы по образу Божьему, и, ценя это, любили друг друга, как любили вообще все, так или иначе напоминавшее им о Боге. Они осознавали тождество своей природы, и здесь почерпали новый мотив ко взаимной любви» [2, 11].

Отпадение воли первого человека от воли Божьей стало причиной грехопадения, которое, в свою очередь, послужило началом всякого зла на земле. «Адам и Ева, нарушив заповедь Божью, оказались под властью сатаны, зла и греха. Грех внес разделение между Богом и людьми, вызвал враждебность человека по отношению к Богу» [2, 12-13], – отмечает Владыка.

Следствия грехопадения, по словам Блаженнейшего, выразились в искаженности природы человека: «Внутренний мир людей нарушился. Силы, склонности, желания, до сих пор служившие мирно и согласно, теперь стали противоречить друг другу. Мира не было ни в душе падшего человека, ни в отношении к Богу, поскольку грех отдалил его от Бога и препятствовал общению с Ним как с источником мира. В духовных силах человека наступили разлад, повреждение, и не было сил выйти из этого мучительного состояния» (Рим. 7, 19-24) [2, 13-14]. Далее Владыка продолжает: «Поскольку источник всякого блага (а мир – величайшее благо) заключается единственно в Боге, то истинный мир человека состоял и состоит в тесном общении с Ним. Несчастье Адама и Евы заключалось в том, что грех это общение разрушил. Чтобы восстановить душевную гармонию, нужно опять полюбить Бога, дабы и Бог нашел человека достойным любви. Спасение есть избавление от греха – так учат святые отцы Церкви» [2, 55].

Христология Митрополита Владимира основана на учении святых отцов и учителей Церкви

Иисус Христос есть истинный Бог и истинный Человек. Боговоплощение Владыка определяет как «великую тайну благочестия, дело Божьей любви к нам, Промысел Божий о мире и человеке, о нашем спасении» [2, 171].

О цели пришествия Иисуса Христа в мир Блаженнейший пишет: «Придя на землю, чтобы спасти нас (Мф. 18, 11), Господь Сам благоволил называть Свой великий подвиг, через который мы действительно спасены, служением роду человеческому. Служение Господа Иисуса Христа выразилось в том, что Он возвестил людям волю Божью о спасении мира (Ин. 1, 16-18) и преподал новый, совершеннейший закон веры и благочестия, спасительный для всего человечества» (Лк. 4, 18-21) [2, 58-59].

Христос есть также и Искупитель. В чем выражается это Искупление? «С пришествием Примирителя, даровавшего Искупление, человек нравственно сроднился с Богом. Вражда твари против Творца разрушена, клятва снята, между Богом и человеком – мир и взаимная любовь; душа обручена Христу и всецело Ему принадлежит – вот что такое Искупление» [2, 67-68].

Сын Божий воплотился, чтобы избавить нас от грехов: «Мог ли умереть Христос, если бы Он не принял на Себя грехи людей, а только сострадал им? Конечно нет, ибо Он безгрешен, а смерть – «возмездие за грех». А если не мог умереть, то не мог и воскреснуть: тогда все христианство ниспровергается. Если бы искупление состояло только в сострадании Христа грешникам, а не в принятии на Себя их вины перед Богом, то нельзя было бы говорить о плодах усвоения искупительного дела, о мире и единении верующих во Христа с Богом» [2, 69].

«Взяв на Себя грехи, страдания и смерть людей, Христос укрепил их волю для добра, восстановил мир с Богом. Христос Спаситель, избавивший Своей смертью людей от греховной погибели, дает мир душе, мир с людьми, с Богом и с природой. Мир с Богом восстановлен через смерть Христа» (Рим. 5, 10) [2, 74-75].
 
В богословии Блаженнейшего Владыки находим размышления о Божестве Иисуса Христа

«Господь Иисус Христос, как Истинный Бог, по Своей Божественной природе есть Царь всего мира, всех тварей видимых и невидимых, созданных Им. В этом смысле Ему принадлежит царство как одному из Лиц Святой Троицы, вместе с Богом Отцом и Духом Святым. Он же есть Царь и как Искупитель падшего человека, принявший по человечеству Своему от Бога царственную власть над всем, чтобы совершать наше спасение» [2, 79].

Спасительное дело Христа «состоит в том, что Своим крестным подвигом Он разорвал преграду между добром и злом, между Богом и человеком. Виновник всякого зла и вражды побежден воскресшим и сошедшим во ад Христом, уничтожен источник раздоров и враг мира. Взяв на Себя грехи человечества и искупив его от греха, проклятия и смерти, Господь Иисус открыл нам все пути к правде, добру и миру» [2, 87].

Воскресение Христово раскрывается в богословии Владыки на основе святоотеческого Предания: «Воскресение Христа есть необходимый постулат евангельской истории и ее естественный эпилог. В нем разрешается важнейшая проблема борьбы добра и зла, истины и лжи, жизни и смерти, и решение ее имеет глубочайший богословский и философский смысл. Жизнь Христа без последовавшего воскресения была бы зданием без завершающего его купола. Воскресение венчает и вместе с тем оправдывает тот путь, который указан человечеству и воплощен в земном пути Иисуса Христа. Воскресение Христа показало всем, что Он действительно Владыка жизни и Победитель смерти» [2, 83-84].

В размышлениях Блаженнейшего Митрополита Владимира смысл христианской религии неразрывно связан с Воскресением Христовым: «Что же именно дает нам христианство? Господь наш Иисус Христос, проповедуя Свое учение, Сам первый и исполнял возвещаемые Им нравственные заповеди. Это значит многое, но не все, ведь человеку желательно видеть в Основателе незыблемой религии большее. Многочисленными чудесами Господь удостоверял слушателей в истинности Своего учения. Это значило больше, чем один только пример исполнения заповедей, но опять же – не все. Наконец, Спаситель, пострадавший и принявший за наши грехи смерть, в третий день воскресает из мертвых, воскресает собственною Своею силою (Ин. 2, 19; 10, 18). Это уже все. Если Господь, добровольно пострадавший за нас, Сам Своею силою воскрес, то Он не просто человек, а Бог, ибо только Бог может обладать таким могуществом. Если так, то ясно все остальное: учение Господне истинно, а Сам Воскресший тем более может воскресить и нас. Воскресение Христово – самое главное в истории христианства» (1 Кор. 15, 14) [2, 86-87].

Сочинения Владыки воспроизводят святоотеческое учение
о Святом Духе

«Сошествие Святого Духа на апостолов является завершением искупительного дела Христа Спасителя. С тех пор Святой Дух пребывает в Церкви. Святые апостолы через рукоположение (хиротонию) передали полученную благодать своим преемникам. Преемство иерархии является показателем того, что Дух Святой действует и в Христовой Церкви последующих времен, до наших дней включительно» [2, 132].

В богословии Владыки особое место занимает почитание Божьей Матери: «Православная Церковь в своем почитании Христа не отрывает Его от Его Пречистой Матери. Если Богочеловек являет в Себе лик всего человечества, то Божья Матерь почитается в качестве Матери рода людского» [4, 171-172].

«Само слово Богоматерь вмещает в себе глубину, которую никто и никогда не изведает, вмещает премудрость, которую все мудрецы мира никогда до конца не постигнут и не уразумеют, если того не откроет сердцеведец Господь, высочайшая Правда и вечная Истина» [1, 300]. «Божья Матерь вечно ходатайствует перед Богом о нашем спасении. Она – источник неиссякаемой радости» [1, 12].

В своих работах Блаженнейший рассматривает и вопросы сотериологии

Иисус Христос принес спасение и всех призывает к Себе. Дело же свободы человека – послушаться учения Спасителя и последовать за Ним. «Христос всячески хочет нас спасти... Все дал нам Бог, все есть. От нас требуется ответ на призыв Божий – желание и труд, следование за Христом. Спасительная цель пришествия Христова состоит в освящении грешного рода человеческого, в возведении всех нас на небо» [1, 15-16].

«Человека спасает благодать Божья, которую Господь дает каждому без исключения. И только от нас, от наших желаний и творческих усилий зависит, использовать ее спасающий дар или нет. Источник вечного блаженства и радости составляет близость к Богу, лицезрение Его, жизнь с Ним и в Нем» [1, 10-11].

Грядущие судьбы мира и человечества в вероучении Православной Церкви занимают важное место. Но говорится не только о кончине мира, но и о втором пришествии Господа, воскресении мертвых и о начале царства славы и вечной жизни.

«Христианская вера – это надежда, это динамизм, устремленный в сверхвременное и сверхпространственное. Залог тому – воскресение Господа нашего Иисуса Христа» [1, 352]. В этом и состоит, по мысли Блаженнейшего Владыки, православная эсхатология.

«В момент смерти душа разлучается с телом, возвращается к Богу и пребывает в определенном Им месте до всеобщего воскресения. Во Христе мы умираем для греха, из-за которого смерть вошла в жизнь человека. Смерть Спасова освобождает нас от страха смерти и вселяет надежду» [2, 233-234].
Христианскую этику Блаженнейший Митрополит Владимир определяет как нравственный процесс, совершаемый в человеке. В этом заключается смысл христианской жизни: «Для христианина путь к миру лежит через достижение мира с Богом, самим собой и окружающим обществом. Бог – основа всей нашей жизни» [2, 105].

О святости Митрополит Владимир пишет: «Наша цель – уподобление Богу. Святость – наше призвание и необходимое условие в деле богоуподобления, радость в Боге и блаженство» [1, 18].

В своих работах Владыка затрагивает также область пастырского богословия: «Служить Церкви – это всегда жертва, в любые времена. Прежде всего, жертва – это собственные душа и тело. Сам Христос прошел путь страданий, и вся Его Церковь, все Его люди должны будут пройти по этой тернистой дороге. Господь всегда помогает нам в крестоношении, поэтому врата ада никогда не одолеют Церковь Христову» [4, 101-102].
 
Митрополит Владимир считает богословие в единственном
и исключительном смысле функцией Церкви

«Богословие оправдано, и богословие существует, поскольку существует Церковь. Поэтому рассматривать его нужно в контексте свидетельства Церкви о самой себе и этим свидетельством проверять его, а не наоборот» [3, 6-7]. Не случайно основной богословский труд Владыки посвящен именно экклезиологии, по словам Владимира Лосского: «Основная догматическая тема нашего времени – учение о Церкви». Блаженнейший подтверждает эту мысль: «Основным вопросом, выдвигаемым жизнью перед христианским богословием, становится, по всеобщему признанию, вопрос о Церкви, ее существе, основных принципах бытия и жизненном значении» [3, 60].

«Православная Церковь есть мистическое Тело Христово, сохраняющее до наших дней переданное ей древнецерковное и догматическое наследие, – пишет Его Блаженство. – А это наследие не является неподвижным памятником, но источает живую и многообразную силу» [4, 172].

В экклезиологии Митрополита Владимира также раскрывается миссия христианина в современном мире: «В Церкви христианин становится кафолическим, но не потому, что включается во множественность верующих, а потому, что приобщается единству благодати» [3, 174].

В свете личного пастырского служения Блаженнейший Владыка видит Церковь в ее единстве: «Церковь возводит свое единство в догмат веры и полагает его в основу всего обновленного бытия. Следовательно, своим единством Церковь непрестанно проповедует необходимость всеобщего союза любви и согласия, вносит в общество скрепляющую силу веры и животворящий дух любви; решая в земной жизни Богочеловеческую задачу, она показывает миру высший образец человечности» [2, 132].
«Единство членов Церкви выражается в единомыслии веры, в единстве их исповедания и особенно во взаимной христианской любви, наглядно проявляющейся во всенародной молитве и благотворительности. Единство Церкви является непосредственным следствием любви. В основе всех ересей и расколов лежит гордость, недостаток любви. Внешнее единство Церкви проявляется больше всего в единстве ее епископата» [3, 329-330].

От жизни Церкви неотделимы ее Таинства

Они являются важнейшей составляющей, принадлежат Церкви и вне ее недействительны и рассматриваться не могут. В своих трудах митрополит Владимир указывает на их значение для верующего: «Преподается благодать в семи Таинствах Церкви и в церковных обрядах, представляющих собой сочетание особых священнодействий и молитв, среди которых некоторые называются совершительными (в отношении Таинств) и заключаются большей частью в призывании Святого Духа. Для их действительности требуется законный епископ или священник, совершающий их от лица Церкви и вместе с нею. Церковная иерархия и Таинства неотделимы друг от друга. В каждом Таинстве – особый благодатный дар, а все они в совокупности освящают жизнь человека и всего людского рода» [2, 200-201].

Главным для христианина является Таинство Причащения Тела и Крови Христовых, на что указывает Блаженнейший: «Боговоплощение, вера и любовь ко Христу, благодать Святого Духа и, особенно, Евхаристия – вот то, что обуславливает наше общение и примирение во Христе. Евхаристия – источник новой жизни во Христе Иисусе» [2, 88, 213].

Труды Блаженнейшего Митрополита Владимира являются продолжением святоотеческого предания. Их ценность для современного христианина заключается в том, что они показывают образ жизни в Церкви и указывают спасительный путь в секулярном мире. Экклезиологическое богословие Владыки открывает новые перспективы взаимодействия Церкви и государства в деле обновления и спасения современного общества и является ценным для грядущих поколений.
 
Библиография:

1. Владимир (Сабодан), Митрополит Киевский и всея Украины. Проповеди. Т. ІІ. – К., 1997.
2. Владимир (Сабодан), Митрополит Киевский и всея Украины. Христос Спаситель – Начальник мира. – К., 1998.
3. Владимир (Сабодан), Митрополит Киевский и всея Украины. Экклезиология в отечественном богословии. – К., 1997.
4. Пастырь. Митрополит Владимир (Сабодан) глазами современников.– К., 2000.