ІОНА.Єпископ Обухівський

ІОНА.Єпископ Обухівський
Ваше Блаженство!
Дорогие о Господе архипастыри и отцы!

Каждый из Вас был в свое время на моем месте и может вспомнить то неизбежное волнение, тот священный страх в душе ставленника, к которому приложимы слова псалма: «Страх и трепет прииде на мя и покры мя тьма»

Это не тьма греховная, не тьма уныния или любой другой страсти, но подобие того мрака Боговидения, куда входил Моисей при получении Синайского откровения. Пройдет немного времени, и руки ваши лягут на мою склоненную главу для того чтобы с молитвой низвести на мое недостоинство архиерейскую благодать.

Не на каменных досках, но в таинственной глубине сердца моего, верю и надеюсь, напишет тогда Господь живые слова Свои, чтобы смочь и мне впоследствии питать словесную паству чистым хлебом Евангельского учения.

Все таинственно в Церкви, все велико. Велик образ ангельский, то есть монашество. Велико служение у престола. Всякий раз исповедует священнослужитель свою немощь, говоря, что «никтоже достоин» приходить, приближаться, служить Богу из числа связанных плотскими похотями и страстями. Но выше всего – архиерейство, и кто может сказать, что он достоин сей высоты, завидной и опасной по слову Григория Назианзина?

Исповедую себя недостойным быть этой высоты и этого служения и я. Но помню, что Божественная благодать врачует немощных и восполняет оскудевших. Сия благодать по вашей молитве да сотворит во мне чистое сердце и да обновит правый дух во утробе моей.

И через монашеское имя, и через место многолетнего служения – Ионинскую обитель, связана моя жизнь с преподобным старцем Ионой. И в теперешние торжественные минуты   вспоминается мне один эпизод из жизни этого великого мужа. Как известно, Матерь Божия дала ему повеление организовывать новую обитель тогда, когда возраст старца был преклонным. Монастырей в Киеве было немало. Создание еще одного не находило отклика у многих представителей как гражданских, так и церковных властей. Сам преподобный недоумевал и страшился дела нового и неизвестного. Но Царица неба и земли развеяла его страх и сомнения, сказав, что Она сама сделает все. Старцу же предстоит быть не более чем лопатой и заступом, то есть орудием труда в руках Промысла.

Хотел бы и я быть не более чем орудием или инструментом воли Божией, орудием или инструментом в сильных руках Царя Христа и Пречистой Его Матери.

Нельзя не вспомнить сегодня с благодарностью и тех людей, без влияния которых на мою жизнь этот день был бы невозможен. Это Блаженнейший Митрополит Владимир, чье мудрое руководство Украинской Церковью вряд ли может быть достойно похвалено в слове. Это Владыка Агапит, милостивый и любящий отец и наставник, начавший возрождение Ионинского монастыря.  Это братия главной святыни нашего народа – Киево-Печерской Лавры, храмы и пещеры которой стали первым местом моих монашеских  трудов и усилий. Это и Святая Гора Афон, часто позволявшая моим паломническим стопам приходить туда, где все дышит любовью к Богородице- в древнюю и возлюбленную мной Дохиарскую обитель. Лица мудрых наставников и картины прожитой жизни встают сейчас перед моим мысленным взором, заставляя сердце сжиматься.

Возвеличил, утешил и возвеселил меня Господь, призвав число Своих слуг. Уже Крещение бесценно и велико. Бесценны и велики последовавшие друг за другом постриг, дьяконская и священническая хиротонии. Теперь ждет меня архиерейство. «Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми?» Не для меня одного та ожидаемая благодать, которая прибавит к моей худости имя епископа. Благодать эта для Церкви, для народа Божия. Учить людей и словом и примером предстоит мне во все дни моей земной жизни. Именно этим трудом надеюсь отблагодарить общего нашего Владыку, изливающего благодать на архиереи Своя.

Кающемуся Петру после сказанных им слов о любви ко Христу было велено: «Паси агнцы Моя» Чувствую себя должником этого повеления, слышу и мне обращаемый вопрос: «Любиши ли Мя?». И когда говорю Господу: «Ей, Господи. Ты веси яко люблю Тя», слышу в душе повеление: «Паси агнцы Моя»!

Ваше Блаженство, дорогие архипастыри и пастыри, прошу ваших святых молитв обо мне, особенно тогда, когда наступит великий и торжественный час посвящения. Помолитесь, да буду добрым преемником Апостольской благодати, да не уклонюсь ни направо, ни налево от пути святоотеческого и царского, но да войду со временем в радость Господа моего. И войду не один, а с паствой, о которой смогу сказать: «Се аз и дети, яже ми дал есть Бог»

Ты же, Пастыреначальниче и Главо Церкви, стяжавший Себе люди избранные ценой Жертвы Голгофской, Сладчайший Господи Иисусе Христе, помилуй меня и ныне, и в День Страшного Суда Твоего. Помилуй меня и научи молиться, верить, любить, терпеть и прощать.
Аминь.