Церковно-каноническая оценка предпосылок и итогов Харьковского Архиерейского Собора

Пятнадцать лет, прошедшие после Харьковского Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви, – достаточный срок для того, чтобы оценить его значение для Украины и Вселенского Православия. Очевидно, что наша Церковь отсекла от своего тела чуждые личности и идеи, Харьковский Собор прекратил брожения в УПЦ, создал предпосылки для ее нормального развития в новых исторических условиях.

Церковные Соборы – будь то Вселенский, Поместный или Архиерейский – являются проявлением, актуализацией канонического сознания Церкви. Православная экклезиология видит во Вселенских Соборах высшую инстанцию земной Церкви, которая пребывает под прямым водительством Святого Духа. То же водительство сопровождает и Архиерейский Собор. По словам профессора протоиерея Владислава Цыпина, «Архиерейский Собор имеет ничем не умаленную полноту власти в Поместной Церкви». Каноническое сознание Церкви наиболее ярко проявляет себя именно в моменты смуты, в периоды, связанные с отклонениями от установленных норм.


Каноны – это проявление догматов в повседневной жизни...

А догматы православной веры, как известно, «есть Богооткровенные истины, содержащие в себе учение о триипостасном Боге и Его отношении к миру и человеку, хранимые, определяемые и преподаваемые Православной Церковью как непререкаемые, неизменные и обязательные для всех верующих правила веры». Таким образом, тот, кто пренебрежительно относится к канонам Церкви, свидетельствует о своем отпадении от Нее.

Известный православный богослов архимандрит Иустин (Попович) писал: «Святые каноны – это святые догматы веры, применяемые в деятельной жизни христианина. Они побуждают членов Церкви к воплощению в повседневности святых догматов – солнцезрачных небесных истин». Стремлением к их воплощению были вызваны и деяния Харьковского Собора. Вспомним события 15-летней давности, ставшие судьбоносными для дальнейшей истории Украинского Православия.

6 апреля 1992 года на расширенном заседании Священного Синода Украинской Православной Церкви были рассмотрены постановления Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося 31 марта – 4 апреля 1992 года в Москве, предписывающие епископам УПЦ всесторонне изучить ситуацию в епархиях и доложить о ней рапортами на очередном заседании Священного Синода УПЦ, которое должно было состояться 11 мая того же года.

Но уже 7 апреля, в день празднования Благовещения Пресвятой Богородицы, за богослужением во Владимирском кафедральном соборе Киева инициатор раскола митрополит Филарет (Денисенко) объявил об отказе сложить с себя обязанности Предстоятеля, мотивируя это тем, что заявление о своей отставке он якобы сделал под давлением архиереев Русской Православной Церкви. 14 апреля 1992 года на пресс-конференции в «Укринформе» он заявил, что буквально прошел Голгофу, и такой Собор был первым за 30 лет его пребывания в епископском сане. При этом отметил, что в 1990 году ему была дана грамота Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на пожизненное управление Украинской Православной Церковью, хотя на самом деле в тексте документа об этом не говорилось ни слова. «В такой сложной ситуации я не могу идти на поводу у архиереев Кириархальной Церкви и оставить украинскую паству», – сказал тогда Филарет (Денисенко). Это заявление, обнародованное средствами массовой информации, положило начало открытому разрыву расколоначальника с Матерью Церковью.
 
К моменту проведения Харьковского Собора Михаил Денисенко уже не был Предстоятелем УПЦ

Сейчас он пытается доказать неправомочность Харьковского Собора тем, что его участники якобы нарушили 34-е Апостольское правило, гласящее: «Епископам всякого народа подобает знати первого из них, и признавати его яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его рассуждения». Однако к тому времени Филарет (Денисенко) уже был запрещен в служении и лишен всех прав Предстоятеля. Первый раз – когда на Архиерейском Соборе РПЦ 31 марта – 4 апреля 1992 года перед крестом и Евангелием заверил архипастырей, что во имя церковного мира подаст прошение об освобождении его от обязанностей Предстоятеля. Как известно, по прибытии в Киев он от своей клятвы отказался.

Во второй раз санкции последовали во время расширенного заседания Священного Синода РПЦ 6-7 мая 1992 года, который запретил «ему в период до Архиерейского Собора УПЦ действовать в качестве Предстоятеля, а именно: созывать Синод, рукополагать архиереев, издавать указы и обращения, касающиеся УПЦ. Исключением является созыв Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви для принятия его отставки и избрания нового Предстоятеля». На этом же заседании Синода действия инициатора раскола были квалифицированы «как хула на соборный разум Церкви, действующий под водительством Святого Духа». Члены Синода еще надеялись на покаяние Филарета (Денисенко) и снова пригласили его на заседание. Но он не отвечал, развернув в Киеве широкую антицерковную деятельность.

21 мая 1992 года Священный Синод РПЦ созыв и организацию Архиерейского Собора в Украине поручил старейшему по хиротонии иерарху УПЦ – митрополиту Харьковскому и Богодуховскому Никодиму (Руснаку). Тогда же было определено, что владыка будет управлять УПЦ до выборов нового Предстоятеля. Таким образом, ко времени Харьковского Собора расколоучитель уже не имел ни одного признака предстоятельской власти, поэтому нынешние спекуляции Денисенко на тему 34-го Апостольского правила безосновательны. Как, впрочем, безосновательна и вся последующая деятельность митрополита по созданию «параллельного православия», проявляющаяся в поиске и объединении врагов Церкви.

Исполняя определение Священного Синода РПЦ, митрополит Никодим 27 мая 1992 года собрал и возглавил Архиерейский Собор Украинской Православной Церкви, который вошел в новейшую историю как «Харьковский» – по месту проведения.
 
Главное, что сделали участники Собора, – внесли изменения и дополнения в Устав УПЦ

Прежний предстоятель, на момент его принятия Собором УПЦ 25-27 октября 1990 года, во многих пунктах подстраивал документ под себя. Во-первых, архиереи упразднили в разделе 5-м, пункте 2-м положение о том, что Предстоятель Украинской Православной Церкви избирается на всю жизнь и только из числа украинских архиереев. В разделе 3-м, пункте 6-м, в котором речь идет о процедуре избрания Митрополита Киевского, удалили данные о допустимом количестве епископов Украинской Православной Церкви. Этими определениями бывший митрополит обеспечивал себе пожизненное управление Украинской Церковью, а также патриарший титул – в случае дарования УПЦ канонической автокефалии.

Наученные горьким опытом филаретовского произвола и диктата, епископы также внесли поправку в раздел 4-й, пункт 1-й, сделав акцент на соборном принципе управления Украинской Православной Церковью. Отныне Священный Синод, возглавляемый митрополитом Киевским, состоял из семи архиереев, четверо из которых – на постоянной основе. Согласно Уставу до внесения изменений, Синод состоял лишь из пяти членов, включая Киевского Митрополита, и то лишь из тех, кого в избирательном порядке вызывал Председательствующий.

Последняя поправка – в разделе 1-м, пункте 4-м – говорила о том, что Украинская Православная Церковь теперь осуществляет свою миссию в условиях нового государственного строя – в независимом государстве Украина. Слова Устава «Украинской ССР», определявшие ранее территориальные границы Украинской Церкви, заменили словом «Украины».

Приняв вышеизложенные изменения и дополнения к «Уставу управления Украинской Православной Церкви», Архиерейский Собор руководствовался разделом 14-м, пунктом 2-м действовавшего ранее Устава: «Право внесения исправлений к этому Уставу имеет Собор епископов с последующим утверждением Собором Украинской Православной Церкви».

Основным деянием Харьковского Собора стало выражение недоверия бывшему митрополиту, смещение его с Киевской кафедры, с поста Предстоятеля Украинской Православной Церкви и отчисление за штат – в связи с неисполнением клятвенного обещания уйти с кафедры, данного на Архиерейском Соборе РПЦ 31 марта – 4 апреля 1992 года. Решение было принято в его отсутствие, поскольку Филарет (Денисенко) отказался прибыть на Архиерейский Собор УПЦ, проигнорировав посылаемые ему вызовы. За совершение раскольнических действий в качестве предсудебной меры Собор запретил ему священнослужение впредь до окончательного решения по этому вопросу Архиерейского Собора Кириархальной Церкви.

После этого, на основании раздела 5-го, пунктов 12-го и 13-го, состоялось избрание нового Предстоятеля с учетом рекомендации Священного Синода «тайным голосованием не менее чем из трех выдвинутых Архиерейским Собором Украинской Православной Церкви кандидатов», чем архипастырям обеспечивалось свободное волеизъявление. Абсолютным большинством голосов новым Предстоятелем Украинской Православной Церкви епископы избрали митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира.

Харьковский Архиерейский Собор тщательно рассмотрел все обстоятельства дела об обвинении прежнего митрополита Киевского Филарета и поддержавшего его епископа Почаевского Иакова (Панчука) в тяжких церковных преступлениях. В особенном «Судебном деянии» запечатлены документы, на основании которых Собор принял в отношении раскольников кардинальное решение. Это: 3-е правило I Вселенского Собора, 5-е правило VI Вселенского Собора, 25-е, 27-е и 28-е правила святых апостолов, 1, 7-8 Послания к Титу, 6-е правило II Вселенского Собора и 13-е правило Двукратного Собора. За все нарушения расколоначальника лишили сущего сана, сняв все степени священства и права, связанные с пребыванием в клире. Собор постановил считать все рукоположения в сан диакона, пресвитера и епископа, осуществленные в запрещенном состоянии – с 27 мая 1992 года, а также запрещения, наложенные им на клириков и мирян с 6 мая 1992 года, незаконными и недействительными. За соучастие в антиканонических действиях прежнего митрополита Киевского также был лишен сана и всех степеней священства епископ Почаевский Иаков (Панчук). Об этих решениях были извещены Православные Патриархи и главы всех Поместных Православных Церквей.

Подобно Вселенским Соборам древности, Харьковский Собор
актуализировал каноническое сознание

Церковь всегда действует канонически, поэтому каждое явление оценивает с точки зрения канонов. Филарет осужден именно за его противозаконные действия, а не по каким-либо другим причинам. Собор прекратил брожение в Церкви. Он не породил раскол – он вынес уже существующее разделение за ограду Церкви.

Блаженнейший Митрополит Владимир стал свободно и соборно избранным Предстоятелем. Именно после его возведения на древнюю кафедру Киевских митрополитов отношение к проблеме автокефалии УПЦ стало спокойным и разумным. Исчезли митинги и нестроения, потому что народ Божий услышал слова своего Предстоятеля: «Автокефалия не должна быть самоцелью. Это естественный процесс, который невозможно ни ускорить, ни замедлить. Если же вмешиваться в ход созревания церковного самосознания, то негативные последствия не замедлят сказаться и будут губительны как для пастырей, так и для паствы. Сущность Церкви можно выразить одним словом – единство. Автокефалия, предполагающая путь самостоятельного бытия, по своей сути является образцом теснейшего единения Вселенского Православия. Это не разъединение, а полное единство, если же она таковой не является – то это раскол».

Житомирское собрание православных епископов, монашествующих и мирян 30 апреля 1992 года, Харьковский Архиерейский Собор, а также последующий Поместный Собор УПЦ 26 июня 1992 года стали голосом уже свободной Церкви, восстановившей утраченную соборность в исповедническом подвиге преодоления раскола.

В сложных политических условиях, в период становления новых взаимоотношений между Церковью и государством, Собор помог избрать правильный путь. Грех раскола, учиненный бывшим Киевским митрополитом, ныне расстриженным и анафематствованным, грозил увлечь верующих в пропасть погибели и лишить всякой надежды на спасение. Раскол является тягчайшим грехом, который, по словам святителя Иоанна Златоуста, не смывается даже мученической кровью и приравнивается к ереси. Руководимые заботой о благополучии своей паствы, архиереи Украинской Православной Церкви собрались 27 мая 1992 года в богоспасаемом граде Харькове, чтобы соборным разумом предотвратить надвигающуюся опасность. Собор определил быть в единстве со Вселенским Православием. Избрание нового Предстоятеля явилось воистину великим знаком милости Божьей к нашей Церкви. Под его мудрым окормлением она уверенно пошла по пути, предначертанному ей Харьковским Собором, сумела занять достойное место в обществе, не изменяя своему надмирному призванию – вести людей ко спасению.

Милостью Божьей и стараниями Митрополита Владимира Церковь живет полнокровной внутренней жизнью, вершина которой – Евхаристическое общение со всеми Поместными Православными Церквами. Пусть же Всещедрый Господь подаст мир и благоденствие всей нашей Церкви, и, воистину Блаженнейшему, ее Предстоятелю!